Появился печальный прогноз будущего российской экономики от МЭР

Что же получается, лучшим прогнозистом на все времена остается Виктор Черномырдин с бессмертным афоризмом: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»? Ответ не так прост, как может показаться.

Цифры Минэкономразвития, развернутые помесячно, позволили Наталии Орловой из Альфа-Банка сделать такой вывод: «Решение министерства понизить свой прогноз роста ВВП на 2018 г. с 2,2% до 1,9% противоречит весьма сильным и оптимистичным оценкам за первое полугодие 2018 года». Из чего следует, что второе полугодие будет значительно медленнее первого.

С арифметикой все ясно. Теперь попробуем разобраться с причинами.

Нефть не подводит. Минэкономразвития видит среднюю цену барреля в 2018 году на уровне $69,3, что выше, чем в предыдущем прогнозе ($61,4). Есть и более смелые оценки. Например, в Охford Economics во втором полугодии 2018 года ждут среднюю цену в $80. С этой цифрой согласен главный стратег по сырьевым рынкам в Saxo Bank Оле Хансен. Он исходит из того, что именно эту цену в качестве целевой «определили Саудовская Аравия и Россия».

Суть в том, что нефть играет на руку российской экономике, а та все равно проигрывает, замедляясь. И вот тут самое интересное. В качестве одной из главных причин чиновники называют решение о росте ставки НДС.

Удивительная логика. Сначала принимается майский указ с замечательными целями, которые, как все понимают, достижимы только при условии ускорения роста экономики. Во исполнение указа, чтобы добрать ресурсы для достижения его социальных целей, принимается решение о повышении НДС. Потом прогнозируется снижение роста экономики, в частности, из-за роста НДС. Спрашивается: приближает ли цели указа такое его исполнение?

В «Песне о Соколе» молодого Максима Горького Уж приходит к выводу, что прелесть полета в падении. Получается, что правительство своей логикой соглашается с ним. Предлагаю новый термин: «ужость» экономического роста.

Возможно, расчет состоит в том, что снижение временно: НДС собирается сразу, а использование собранных средств последует потом. И именно рост госрасходов поддержит будущий рост. Но проблема в том, что помимо ставки НДС есть и другие причины замедления российского роста, с самой экономикой, увы, мало связанные.

Во-первых, санкции. Многие эксперты уверены: их негатив уже перевешивает положительный эффект высоких цен на нефть, а дальше может быть хуже. Какие-то надежды связываются с предстоящей встречей Владимира Путина с Дональдом Трампом, хотя Москва уже официально заявила, что санкций в повестке переговоров не будет.

Во-вторых, политика ФРС США. Дело не только в том, что рост ставки ФРС снижает интерес инвесторов, в частности, к российским активам. Главное: новая политика американского регулятора, к которой рано или поздно присоединятся и другие мировые регуляторы, нормализирует экономические процессы, меняет мировую экономику, десятилетие жившую по другим правилам, вызывая новые риски, прежде всего на развивающихся рынках. Именно в этом нобелевский лауреат Пол Кругман видит приближающееся повторение азиатского кризиса 1997–1998 годов, памятного в России.

В-третьих, мир балансирует на грани глобальных торговых войн. Джордж Сорос видит в популистской политике Дональда Трампа угрозу нового мирового кризиса.

Прогнозам свойственно не сбываться. Но у российской экономики впереди точно трудные времена. Майский указ отходит на запасной путь.

Санкции . Хроника событий

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *